16:49 

Старые глюки на ЗВшный лад...

MeliDenta
Эм, ну вы же все равно не поверите, если я скажу, что они волшебные?..
... или Дент клянется, что шаблон "два врага-полуврага-бывших друзей-будущих друзей на ограниченном пространстве болтают" она больше не будет использовать. А то это уже непрофессионально.
Нужны другие шаблоны! :lol:
А вообще, я опять графоманю.
Эл, прости меня. Энакин только в начале и в конце. Не читай обиваноасажжевскую муть.

Название: Два меча
Фэндом: Star Wars. Clone Wars.
Персонажи: Оби-Ван Кеноби, Асажж Вентресс; Энакин, Асока; упоминаются Орден, Бэррисс, Дуку, Мол с Саважжем, Сатин и прочий другой народ.
Рейтинг: PG-13
Жанр: Джен, Психология
Предупреждение: OOC
Описание: О пятом сезоне ВК. О эталонном джедае, бывшем ситхе и о том, что они могут друг другу сказать. О подведении итогов. О свете и тьме. Об учениках и наставниках. О двух мечах, которых необходимо вернуть владельцу.
Комментарий автора: Автору всегда хотелось, чтобы Вентресс вернули её мечи, которые украла Бэррисс. Скайуокер и сценаристы этого так и не сделали. Если что, автор знает, что на обложке «Dark Disciple» у Асажж желтый меч, но он не хочет это считать каноном.
Автор нуден и любит стиль «а сейчас мы будем говорить».
Все образы – из сериала ВК + немного Тартаковского + то, что автор узнал из Вукипедии, в малых дозах. OOC проставлен, ибо Асажж тут подобрее, чем на самом деле.


Мощное возмущение в Силе чувствовали даже юнлинги и падаваны, отчего они неожиданно притихли. Оби-Ван тяжело вздохнул. Сильные эмоции Энакина били через край. Впрочем, на то были причины. Не каждый день падаван уходит из Ордена.
Хоть это произошло вчера, утром ситуация отнюдь не улучшилась.
Энакин что-то сосредоточенно мастерил в своей келье. Оби-Ван внимательно следил за его движениями, стоя на пороге. Он прекрасно знал: если Энакин все чинит, значит, он пытается успокоиться. Похвальная попытка – только сегодня ей успехом не увенчаться.
- Энакин, ты должен контролировать свои эмоции, - насколько он мог, Оби-Ван смягчил тон. В ответ раздался треск – в раздражении Энакин что-то разломал.
- Ты можешь сказать что-нибудь более конкретное?
- Разве это – не конкретно? Энакин, я понимаю, что ты чувствуешь. Асока всем вам дорога. Однако ты позволяешь эмоциям слишком…
- «Всем»? Совет выгнал её из Ордена, отдав на суд Сената! – Энакин ожесточенно вкручивал деталь в маленькую модель дроида. – Совет ей не верил! Совет ей и мне никогда не доверял!
- Энакин, успокойся. Совету было трудно вынести это решение. Подумай, что, скорее всего, такой путь уготовила Асоке Сила.
Судя по выражению лица Энакина, тот даже не рассматривал возможность посмотреть на ситуацию таким образом. Оби-Ван покачал головой, подошел к Энакину и положил ему на плечо руку. К счастью, Энакин не отмахнулся от него, только сжал кулаки и с силой опустил их на стол:
- Я несу за нее ответственность. Асока не должна была уходить из Ордена. Я не должен был этого допустить.
- Это случилось. Попробуй помедитировать.
- Твой любимый совет, - угрюмо проговорил Энакин. Не успокоился. Много чувство и эмоций, сильных и буйных, много слов и мыслей, раскалённых и горячих.
- Потому и любимый, что помогает. Доверься Силе.
Энакин вместо ответа с напускным интересом уставился на микросхему.
- Энакин?
Тот играл в молчанку. Оби-Ван, поняв, что Энакин хочет остаться одному, уже собирался проститься с ним, когда взгляд неожиданно уцепился за два лежащих на столе меча с характерными изогнутыми рукоятями. Оби-Ван изумленно вскинул бровью:
- Мечи Вентресс?
Энакин кивнул:
- Бэррисс, - это имя у Энакина прозвучало так, будто он ругался отборным хаттским матом, - стащила их у Вентресс и напала на Асоку. Ими она и пыталась убить меня.
Оби-Ван закрыл глаза, прислушиваясь к себе. Странные мысли, складывавшиеся в четкую простроенную идею. В первую секунду он был готов выругаться на самого себя – идея больше смахивала на безрассудную и откровенно не умную выходку. Но… он почему-то решил, что именно так и нужно.
- Я возьму их?
- Делай с ними, что хочешь, хоть кристаллы выковырни, - мрачно буркнул Энакин, которого эти мечи явно интересовали в последнюю очередь (впрочем, микросхема, на которую он уставился, была на предпоследнем месте). Оби-Ван аккуратно взял мечи в руки, еще раз внимательно посмотрел на Скайуокера и снова проговорил:
- Помедитируй. И есть что, если нужна помощь – позови меня.
- Постараюсь, - отозвался Энакин, не посмотрев на него. Оби-Ван кивнул ему на прощание и направился к выходу. Через пару секунду дверь в келью Энакина закрылась, оставив того со своими мыслями: мрачными, недобрыми и горькими. Внутри больно кольнуло, но он знал хорошо: есть вещи, с которыми джедай или любое другое существо может справиться только один.
Мысль с Энакина и Асоки перескочила к мечам. Оби-Ван чуть заметно ухмыльнулся и направился к своей комнате.
Хоть бы за это время его бы никто не схватился.
***
На нижних ярусах привычно темно.
«Мастер Винду потерял бы ко мне всякое уважение, узнав, что творю», - пессимистически размышлял Оби-Ван, внимательно осматриваясь. Проблем не хотелось – их и так по горло.
Монкаламарец непрезентабельной наружности уставился прямо на него, но связываться не стал. Оби-Ван плотнее надвинул на лицо капюшон и поспешил дальше.
Туда, куда вела Сила. Самый точный навигатор. Безошибочный компас.
Коли она хочет этой встречи.
Квай-Гон бы улыбнулся и сказал: «Доверься интуиции».
Грохотали поезда, шумели катера, бибикали дроиды, множество существ – людей, тви’леков, родианцев и других – болталось по лабиринту, который зовется «нижний уровень Корусанта». Мигали яркие вывески, просвечиваясь через пыль и грязь, налипшую на прозрачный металл. Оби-Ван закрыл глаза, пытаясь нащупать тонкую неосязаемую нить, которая могла провести его к цели сквозь толщу тяжелого, пропитанного миазмами преступлений и опасности воздуха.
В этот момент он почувствовал знакомое присутствие в Силе. Сумрак. Неполная тьма, перемежаемая светлыми вспышками. Красный цвет. Оби-Ван машинально прикоснулся рукоятки своего меча.
Тень прошмыгнула позади него, а он отскочил вперед и обернулся, всматриваясь во тьму. В этот момент в него полетела ржавая труба, которую он аккуратно опустил на асфальт. Первая реакция – активировать меч. Но не стал.
Тень снова спряталась. Заняла выжидательную позицию.
Все замерло, точно застыло само время. Разбежались немногие прохожие. Осталось только двое – на пути друг у друга.
А затем послышался голос:
- Ко мне весь совет джедаев решил пожаловать?!
Вентресс в бешенстве. Она спрыгнула сверху и, раздраженно сжав кулаки, остановилась прямо перед Оби-Ваном.
Ничуть не изменилась. На выбеленном лице все так же проступал узор темных татуировок, а голубые глаза недоброжелательно сузились. Оби-Ван ясно почувствовал опасность, исходящую от нее. Вентресс сильна даже без световых мечей.
Но когда его волновала опасность?
Оби-Ван откинул капюшон и едва улыбнулся:
- Всего один джедай.
- Кеноби, тебя одного хватит, чтоб окончательно меня доконать! Что вам от меня еще надо? Сначала Скайуокер, теперь Кеноби! Похоже, следующим меня посетит магистр Йода, никак не меньше!
Оби-Ван усмехнулся, наблюдая за её жестами. Знакомо. Сарказмом она всегда отличалась.
- Зачем явился, Кеноби? Только не говори, что ты тоже в розыске.
- Пока еще нет. Зачем? Вернуть старые долги, - и достал из-под полы плаща два световых меча с изогнутыми рукоятками.
Реакция была молниеносной. Доля секунды – и мечи оказались у хозяйки. Наймитки, ситха или бывшего ситха, безжалостной убийцы, датомирской ведьмы. Его врага. Или союзника. Или попросту никого. Трудно определить, кем именно она была. Это Сенат не испытывал трудностей – «государственный преступник», который скрывается от закона на пустынных планетах и замерзших лунах.
На фронте все легче и сложнее вместе с тем.
Она, схватив мечи, сразу их активировала. Рассекла воздух и вгляделась в огненно-красную плазму. По лицо расползлась знакомая кривая улыбка, которую можно было даже принять за довольную и счастливую. Она крепче сжимала рукоятки, точно они давали ей силу и уверенность.
- Однако, - неожиданно проговорила она, деактивировала мечи и пристегнула их к поясу. Затем подняла глаза на Оби-Вана. - Однако.
Оби-Ван спокойно выдержал этот взгляд, как раньше клинком сдерживал её удары. Взгляды – не плазма, не режут, не убивают, не жгут.
- С чего бы подобная щедрость?
- Один меч точно в оплату за Райдонию.
Она хмыкнула:
- Вспомнил. Как я поняла, твоя выходка, не санкционированная вашим драгоценным орденом? Моя вера в джедаев рушится прямо на моих глазах! Но, - она снова коснулась рукояток мечей, словно боясь, что они исчезнут, - я даже думала, что рассталась с ними навсегда. Почему вернул? Только из-за «долга»? – она презрительно скривилась.
- Как я уже говорил, красный – не мой цвет. И Энакину, я уверен, он тоже не пойдет.
- Скайуокер даже не заметил?
Оби-Ван тяжело вздохнул, вспомнив лицо ученика. Сколько будет затягиваться такая рана?
- У него сейчас другие заботы.
- Что? Его кошечку оправдали, - Вентресс недоуменно подняла брови. Оби-Ван уже хотел спросить, откуда она знает, когда сам вспомнил, что заседание суда транслировали в прямом эфире.
- Она ушла из Ордена.
- О! Она оказалась умнее, чем я думала. Что же, удачи в пути, хоть вы в нее не верите. А ты почему здесь, Кеноби? Только чтобы отдать мечи?
- Для умных бесед у меня, пожалуй, найдутся другие собеседники, - Оби-Ван задумчиво провел пальцем по подбородку.
- Как остроумно, - и тут неожиданно даже для ко всему готовому Оби-Вана Вентресс оттолкнулась от земли, перекувыркнулась, запрыгнула на стальной навесной мост и скрылась во тьме. Оби-Ван вздохнул. Этого следовало ожидать. Она открыто показала, что не желает терпеть его присутствие.
Грустно. Но пора возвращаться.
- Кеноби, не медли, – внезапно разрезал воздух её скучающий голос. Он недоуменно поднял голову. Вентресс сжала руками перила и едко усмехалась.
- Зачем?
- Обсудить долги, что же еще?
Он хмыкнул и подпрыгнул к ней.
Она легко побежала дальше, он – за ней, все больше углубляясь во мрак. Грязь, пыль, ржавчина, отходы. И единственные источники света – жалкие фонари и вывески. Они бежали. Их вела Сила? Оби-Вану пришлось довериться интуиции и врагу. Поверить чуть-чуть, что Вентресс приглашает его не на смерть.
Они взбирались по перилам и окнам, по мостам и лестницам, обходя дроидов-полицейских, не показываясь на свет. Он сейчас во владении мрака, а она – его проводник в этом царстве. Наконец, Вентресс, вскарабкавшись на одно из зданий, остановилась у черного проема, заставленного ящиками. Вентресс раздраженно провела рукой, и ящики шумно покатбоились вниз. Она кивнула Оби-Вану и вошла в этот проем. Оби-Вану только и осталось, что шагнуть за ней.
Свет едва пробирался через щели, лишь немного касаясь стен. Каморка была невероятно тесной, явно не рассчитанной для гостей. Повсюду разбросаны полуистлевшие тряпки, детали механизмов, объедки еды, ящики, которые, по всей видимости, служили кроватью.
- Твое логово?
- Не Республика 500, но на пару дней можно и перекантоваться.
- Почему приехала на Корусант?
- Выслеживала Тано, чтоб получить за нее деньги.
Оби-Ван покачал головой, но промолчал. В конце концов, лезть к ней с нотациями - дело последнее.
- Что, - она скривилась, заметив выражение его лица, - думаешь, опустилась? Была ученицей самого графа Дуку, а теперь – охотница за наживой?
- По мне, праведный ситх не лучше наймита. Так что разве регресс?
- Старый предатель отметил бы, что да, - Вентресс фыркнула, подошла к одному из ящиков и вальяжно на нем расселась. – Если хочешь – присаживай.
- Я предпочел бы место почище.
- Боишься запачкаться? Бедняга Кеноби, все не отвечает его вкусу! А я уже собиралась предложить тебе выпить, но, увы, дорогого вина у меня как-то не случилось.
Оби-Ван, поборов свое внутреннее чистоплюйство, все-таки присел на один из ящиков.
- Меня, безусловно, радует твое гостеприимство, но можно и без «выпить».
- Я хотела предложить тебе воду. Но раз отказываешься,- она энергично взмахнула руками, мол, как хочешь. Он хмыкнул.
Было слышно, как продолжалась жизнь на улицах, где господствовала вечная ночь. Оби-Ван про себя понадеялся, что он не скоро понадобится Совету. Комлинк он с собой захватил, но сейчас он не чувствовал в себе сил… или ясности. Что-то туманит его разум. Что-то пеленой обволакивает, мешая разглядеть суть.
Его размышления прервал смех Вентресс. Он недоуменно покосился на нее. Она отмахнулась:
- Просто удивляюсь, что мы с тобой еще не начали драку.
- Думаешь, я ради этого вернул тебе мечи?
- Разве тебе не нравились поединки со мной? – с видом оскорбленного достоинства отозвалась Асажж. Оби-Ван улыбнулся. С этим трудно поспорить. Все-таки приятно сражаться на равных, смотреть, просчитывать, получать странную радость от поединка, не плача от поражения и спокойно относясь к победам. Как спарринг с Энакином. Разве только с возможным летальным исходом.
Кристофсис, Тэт, много раз они встречались лицом к лицу, а один бой встретили спина к спине.
- Я ничего про это не говорил.
- Не говорил, но подразумевал?
- Ты стала мнительной, Вентресс?
- Работа обязывает, Кеноби. К слову – выглядишь неважно.
- Война, - он горько усмехнулся, - никого не красит.
- Трудно не согласиться. Тебя не схватятся?
- Пока нет.
- С твоей стороны было очень мило явиться ко мне. Я соскучилась, милый Кеноби, - но нотки издевки лишь по привычке прозвучали в этом голосе. Оби-Ван скрыл понимающую улыбку.
- Рад услышать подобное, дорогая. Особенно после недавних событий.
- Да уж, - мрачно отозвалась она. – Скайуокер был пугающе близок к тому, чтоб меня прикончить.
Оби-Ван сжал губы. Ему бы хотелось сказать, что Энакина можно понять и оправдать, и вместе с тем он прекрасно понимал, что джедай не должен поступать так.
- Он тебя не ранил?
- О, ты волнуешься о моем здоровье? Как мило!
- В этом нет ничего забавного, Вентресс.
- Да, - ухмылка исчезла из голубых глаз. – Нет, ничего такого, что не заживет. Хотя если он еще раз ко мне явится, пусть от меня пощады не ждет, - она раздраженно собрала пальцы в кулак, а в Силе отчетливо заклубился гнев.
- Именно поэтому я здесь, а не он.
- Если ты думаешь, что ты сильно лучше Скайуокера, то ты явно высокого о себе мнения. Для меня вы все – одна погань…
- Тогда мне лучше уйти.
Асажж со всей силой стукнула ладонью об ящик.
- Прекрати прибедняться. Раз пришел, будь моим гостем.
Оби-Ван не знал, почему ей не хотелось отпускать его: то ли Сила вела их пока одним путем, то ли просто ей скучно, что не отменяло первого предположения. И Оби-Ван понимал – ему в кое-то веки удалось уйти от войны дальше, чем обычно. Буквально скрылся за хлипкими стенами убежища Асажж.
Асажж Вентресс. Убийца. Государственная преступница. Ученица, пусть и бывшая, графа Дуку. Послужной список? Список убитых клонов приближался к бесконечности.
Но он знал – она сегодня не причинит ему вреда.
Она отстегнула мечи от пояса и взяла в руки. Блеснула в тусклом свете поющая сталь.
- Как ты все же их потеряла?
- Скайуокер тебе не сказал?
- Только то, что у тебя их выкрыли.
- Так и было. И все, - поспешно отозвалась она. Оби-Ван недоверчиво покосился на нее. Вентресс поняла его взгляд и скривилась:
- Я… загляделась на туку.
- Туку? – недоуменно переспросил Оби-Ван.
- Я подумала, что это Тано вернулась, а это оказалась обычная бродячая тука. Я загляделась на нее, а тут меня и вышибли канистрой... Кеноби, вздумаешь засмеяться - отрежу голову!
Оби-Ван крепко прижал ладонь ко рту, сдержавшись от саркастического замечания. Она кинула на него угрюмый взгляд:
- Да, глупо. Меня, ту, которую вы все никак не могли поймать, просто-напросто стукнули по голове. Это не смешно, Кеноби. Не каждый может ко мне подкрасться сзади незамеченным. Кто эта девчонка-то?
И печальный образ той девушки встал перед глазами. Бэррисс Оффи. Отличница. Планировщица. Целительница. Беспрекословное соблюдение законов и правил. Джокаста чуть ли не молилась на нее. Много знаний. Много… печали? Путаница? Усталость от правил? Кто теперь скажет?
Оби-Ван вчера видел лицо Луминары, когда ей об этом сообщили. В первую секунду – растерянность. Как? Всегда правильная – и такое? Убийство, теракт, подстава сестры… Лишь через долгую секунду Луминара смогла взять себя в руки. Попыталась себя утешить тем, что на все – воля Силы.
До сих пор винит себя в том, во что превратилась Бэррисс.
- Рыцарь-джедай Бэррисс Оффи. Наверное, ты сама слышала, почему она это сделала.
- О да! Её программную речь я слышала, - Оби-Ван настороженно посмотрел на нее. Гнев и раздражение, презрение и брезгливость засверкали в Силе. – Девчонка вышла вперед только тогда, когда её прижали хвост. Громкие слова идей и лозунгов! Тошнит от таких, точно как… - она неожиданно замолчала, закусила губу. Но Оби-Ван не выдержал – закончил за нее:
- Как граф Дуку?
Она не ответила. Она скрыла пламя в Силе. Ненависть, обида, боль. Оби-Ван попытался перевести тему.
- И это мне сейчас сказал ситх. Времена настали определенно странные.
- Я – ситх? – Вентресс неожиданно засмеялась. – Даже не знаю, так ли это.
Оби-Ван изумленно поднял брови:
- А не так ли ты себя звала?
- Звала. Давно. Теперь поостерегусь. Знаешь, когда я встретила Дуку, давно, на Раттатаке, я ему сказала, что Темная сторона со мной, ибо я ситх, - она неожиданно иронично хмыкнула. – Старый предатель засмеялся. Он сказал, что я одеваюсь, как ситх, что я дерусь, как ситх, что я веду себя, как ситх… но это всего лишь ловкая имитация. Я разозлилась, попыталась его убить, думая «он всего лишь старик, он ничего не знает о Темной стороне!», но он легко со мной справился. Я подумала, что докажу ему, что я настоящий ситх. А сейчас… - она покачала головой. – Как ни мерзко это признавать, но старый предатель был прав.
- То есть, - Оби-Ван заинтересованно накренил голову набок, - ты не считаешь себя больше ситхом?
- Я лгу и убиваю, но мне всегда было плевать на идеологию.
Тут она подозрительно нахмурилась.
- Кеноби, будь так любезен, даже не думай.
- О чем? – невинно поинтересовался Оби-Ван, удивившись её догадливости.
- О том, что меня нужно приволочь на Светлую сторону.
- Жаль. Мне всегда казалось, что есть еще шанс, - Оби-Ван печально вздохнул. Вечная надежда на то, что внутри каждого существа, как бы низко он ни упал, есть еще добро. Что даже ситх в душе способен отринуть тьму и вернуться к свету. Перестать убивать ради забавы и денег и стать защитником мира.
- Дело не в шансе. Просто меня от вас всех тошнит. От джедаев, от ситхов, от клонов, от дроидов.
- Среди наймитов приятнее?
- Среди наймитов честнее. Ты делаешь свою работу и получаешь за нее деньги, - она щелкнула пальцами. – Ты не пытаешься разрушить мир или его спасти. Ты живешь ради себя.
- Мне это не понять.
- Потому что ты старый ханжа, - со смешком ответила Вентресс. – Впрочем, все вы такие, джедаи.
- Разве? Я всегда думал, что ты меня отличаешь из всех джедаев, - с улыбкой произнес он, вспомнив былые дни. Вечные подколки и насмешки. Иногда ему казалось, что она с ним флиртует. И считал бы так, если бы одновременно с этим она не пыталась его убить.
- Нарываешься на удар?
- На комплимент.
- Не обольщайся – от меня не дождешься.
- Печально, я надеялся.
- Напрасно, - внезапно она сжала рукоятки меча и окинула его внимательным взглядом: - Кеноби, к слову – ты больше не встречал тех рогатых сумасшедших? Саважжа и его нового дружка?
Молчание.
Зачем Вентресс спросила?
На Мандалоре до сих пор бушует гражданская война. На Мандалоре снова царит хаос. На Мандалоре снова убили тишину выстрелами бластеров.
На Мандалоре трещат сваи, и скоро лопнут купола, не выдержав очередного витка войны. На Мандалоре хоронят мертвых и забывают о раненых. В небе над Мандоалором снова запущены фейерверки из наведенных на врага торпед и обломков кораблей. Мандалор – поле битвы Республики и Альянса Сепаратистов, мандалорцев, которых вела Бо-Катан, и приспешников Мола.
По сравнению со всей галактикой – обыденная картина. И нечего плакать и страдать.
Но это - её кошмар.
На Мандалор опять вернулось то, что она так отчаянно пыталась избежать.
Она – теперь уже вечно молодая герцогиня Сатин.
«Пусть он гниет… утопит себя в горе… почувствует мою месть…»
И самый ужасный из всех кошмаров – просто стоять и смотреть, понимая, что ты бессилен хоть что-то сделать. Как тогда, на Набу, так и тогда, на печальном осиротевшем Мандалоре.
- Кеноби?
Он резко дернул головой и перевел непонимающий взгляд на нее. Спохватился и отринул прочь сновидения наяву. Она задала вопрос – и он должен ответить.
И не смущать Силу ненужными эмоциями.
- Они собрали под себя преступные кланы, - осторожно, точно у слов были шипы, больно царапающие горло, начал он, - и захватили Мандалор. На планете началась гражданская война. После битвы нашли тело Саважжа – мертвое.
«Искалеченное световым мечом», - добавил он про себя. Он привел войска Республики и лично обыскал почти весь Сандари, ища след забраков. Тело Саважжа нашли в аллеи неподалеку от дворца, а Мол опять исчез. Кто сейчас скажет, что случилось? И ждать ли снова Оби-Вану злую весть о звере, чья цель – уничтожить его?
- Значит, мертв, - голос Асажж прозвучал тускло. – Что же. Не я – так кто-то иной. Он был монстром, да и умер так же.
- Почему он тебя так интересует?
Вентресс с мнимым любопытством изучала стену.
- Вентресс? Вопрос за вопрос.
- Ладно, - она поморщилась. – Раз заигрались в честность, - сделав паузу, она со вздохом продолжила: - Саважж был моим оружием.
- В каком смысле?
- В прямом. Когда Дуку предал меня, я решила мстить. И мать Талзин подсказала мне послать к Дуку под видом нового ученика Саважжа, зверя, чья сила – лишь зеленый туман зла. А потом, вместе с ним, убить Дуку, - она крепко сжала кулак, точно желая задушить врага. – Но Саважж меня предал.
- То есть, это твоя вина, что он появился?
- Не разбрасывайся столь громкими словами. Он был всего лишь оружием. Вышедшим из-под контроля зверем, - безжалостно бросила она.
«До света ей еще идти и идти»
- Ну а ты?
- Что я?
- Кто это был с ним? Второй забрак. Он явно имел на тебя зуб.
Вспышкой в голове сверкнули воспоминания. О том, кого все считали мертвым, о том, кого спасла ненависть и мысль об отмщении. О том, кто в последнее время был и добычей, и охотником. За ним охотились все джедаи, а он – за ним, Оби-Ваном Кеноби.
- Скажем так: я - одна из причин появления у него столь экзотического вида.
- Это ты его так покромсал? Кеноби, ты неожиданно кровожадный.
- Не смешно, Вентресс. Да, я разрубил его пополам и сбросил в шахту.
Молчание.
- И он выжил? – с непередаваемой интонацией уточнила она.
- Как видишь.
После его слов возникла пауза. Вентресс пару раз моргнула, затем хлопнула себе по лицу и громко фыркнула, сдерживая, по всей видимости, смех.
- Неудачник, - взяв себя в руки, проговорила она. – Можешь мне кое-что пообещать? Если тебе вдруг случится убить Дуку, будь так любезен, режь по шее. И взорви на всякий случай, а то с него станется выжить наперекор всему.
- Вентресс, твои шутки крайне неуместны, будь так добра, прекрати, - резко бросил он. Просто для нее это – шутка. Для него же – нет.
- Это мое логово, я в нем хозяйка, так что не приказывай, - ощетинилась она, резко вскочив на ноги и активировав один из мечей. Лицо неприязненно исказилось в свете красной плазмы. Оби-Ван сжал свой меч, ожидая нападения. Но неожиданно в голубых глазах Асажж пропал гнев и раздражения, плечи опустились, а меч разрезал воздух, - и лезвие пропало.
- Успокойся. Я не хочу тебя убивать сейчас. Что не так, Кеноби?
- Все правильно.
- Лжец. Тошнотворно правильный джедай-лжец. Или полулжец.
- «Коллекция полуправ и преувеличений?» - с горькой насмешкой процитировал он. Сатин не одобрила бы его выбор собеседника. А в том, что Асажж Сатин точно бы не понравилась, он был уверен.
- Точно. Выпивку тому, кто тебя так назвал, - легко произнесла она, но, уловив что-то, не то в Силе, не то в лице Кеноби, замолчала. – С тем забраком связано слишком много, так?
- Будь любезна, не лезь в душу.
- Какая ирония – ко мне лезешь и проповедуешь, а я не могу.
- Ты делаешь это с грацией ранкора.
- Хамишь.
- Прости. Не хотел быть грубым.
Она смерила его долгим изучающим взглядом. И не было в её глазах привычного зла. Не было ненависти. В них не было и особого добра, участия, приязни, но было странное понимание – или желание понять.
- Этот забрак… Дарт Мол, около двенадцати лет назад он убил моего учителя.
«А еще недавно – женщину, которую я любил»
Повисла невероятно тяжелая тишина.
- Мне… жаль.
Он удивленно посмотрел на нее. А она играла рукояткой меча, как будто не замечая его.
- Ненавидишь его?
- Я джедай. Я не могу ненавидеть.
- Странно, - она фыркнула, - я в такой ситуации ненавидела от души. Хотя я же ситх…
- Как? Дуку…
- А не о нем речь. О другом человека, - она наконец подняла глаза. Отложила меч в сторону. - Возможно, ты вспомнишь – джедая, Кая Нарека?
Оби-Ван прищурил глаза и по привычке задумчиво повел пальцем по подбородку. Кай Нарек? Из глубин памяти, с приветом от того времени, когда он был падаваном, выплыл единственный образ – говорящие между собой Квай-Гон и Дуку. Они обсуждали вольнодумца-джедая, ушедшего из Ордена.
- Он ушел из Ордена, когда я был падаваном.
- Я стала его ученицей, - в глазах Асажж появились отблески давно похороненной, но до сих пор живой печали. – Мы вместе с ним охраняли Раттатак. А затем эта мразь, этот паршивый викуэйский наемник убил его, - она снова сжала рукоятку меча. – Я убила его. Убила всех, кто был там. Не сожалею. Они это заслужили.
Он почувствовал невыносимый жар, точно прикоснулся к раскаленной дюрастали. На него нахлынула удушливая волна слишком сильных эмоций: злоба, гнев, горе… страх. Страх неизвестности, страх потеряться и не найтись. Страх быть преданным, забытым.
- Мне нечего тебе сказать, - выдавил он, попытавшись отстраниться от этого потока чувств. Что говорить? Как джедай он должен был сказать, что то, что она совершила, - зло. Сокрушительное падение на Темную сторону. Что это трудно искупить.
Но сказать, что для любого есть еще шанс все исправить. Что ему, джедаю, нельзя отрекаться от нее.
Ни от кого нельзя отрекаться.
- Презираешь?
- Не одобряю. Но, Вентресс…
- Да-да, - неожиданно яростно воскликнула она. – Будешь читать нотации и всем видом показывать истинной джедайское милосердие, - последнее слово она словно выплюнула ему в лицо. Оби-Ван покачал головой:
- Все же мне никогда не понять таких, как ты. Отчаянно стремитесь к свету и пытаетесь отсечь руку тому, кто вам предлагает помощь. Не знаете радости в своем темном пути и презираете тех, кто проявляет к вам сострадание.
- С чего ты решил, что я из таких? – тут она поморщилась и продолжила уже спокойнее: - Даже если и так - кто мне поверит, что я изменилась?
- Я тебе поверю.
Она перевела на него задумчивый взгляд. Затем фыркнула:
- Как низко я пала. Даже убить тебя не хочу за такие слова.
- Продолжай в том же духе, я не прочь еще пожить.
- Если я продолжу в таком духе, я стану святой.
- Какой кошмар, не правда ли?
- Издеваешься? – на губах заиграла улыбка.
- Естественно, - и в ответ он тоже улыбнулся.
Корусант продолжал крутиться вокруг своего солнца, и время дня уже подошло к концу. Нужно вернуться в Храм, а с завтрашнего дня опять на дальний рубеж. Война ведь не прекратится только потому, что ему захотелось поговорить со старым врагом.
И, возможно, он поступает дурно, опрометчиво, и каждый скажет, что веры ей нет.
Но именно ей он хотел довериться.
- Можно тебя попрошу об одной услуге?
Асажж недоверчиво покосилась на него:
- Только не говори, что хочешь кого-то заказать, я решу, что плохо на тебя влияю.
- Нет. Я хочу тебя попросить найти Асоку и привести её на родную планету.
- С какой стати?
- Ты мне еще должна за второй меч.
Вентресс с мнимым восхищением похлопала в ладони:
- Вот в чем причина того, что ты решил со мной так душевно поболтать!
- Не думай обо мне превратно.
- Ладно, Кеноби, не буду. Но почему вы сами не можете её найти?
- Потому что от нас она будет прятаться. Она нас хочет видеть еще меньше, чем тебя, - Оби-Ван тяжело вздохнул. Увы, у Асоки много причин их избегать. – Она еще на Корусанте.
- Чувствуешь?
- Она не взяла денег.
- Зря, - Асажж резко встала на ноги и потянулась. – Так куда её нужно отвезти?
- Планета Кирос, сектор Эхосик. Рядом с Шили, не ошибешься. И да, - он достал из кармана мешок. – Передай ей, когда встретишь.
- Сложная задача. Искать одну маленькую торгуту на Корусанте…
- Но ты уже находила её, не так ли?
- Ладно, - она огляделась. – Похоже, здесь мне больше нечего ловить.
Она взяла наплечную сумку и пристегнула мечи к поясу, затем кивнула Оби-Вану и вышла вон из каморки. Оби-Ван поспешил за ней.
На нижних уровнях Корусанта продолжала кипеть подпольная жизнь преступников, бездомных и случайных бродяг. Искусственная ночь царила безраздельно в этом месте, заползая в сердце.
И вопрос, можно ли очистить сердце от мрака, остался открытым. Но, смотря на Вентресс, почему-то Оби-Ван ответил себе на этот вопрос сам.
Асажж безынтересно оглядела проем в свое пристанище.
- Прощай, Кеноби.
- Прощай. Если что, на суде я буду свидетельствовать в твою пользу.
- Обнадеживает, - она быстро оттолкнулась от поверхности и прыгнула на навесной мост. И в одно единственное мгновение, пока она еще не растворилась во мгле нижних уровней, он окликнул ее:
- Асажж!
- Что еще? – раздраженно бросила она ему через плечо.
- Да пребудет с тобой Сила.
Она ничего не ответила. Не крикнула, не фыркнула, не засмеялась. Даже не обернулась. Замешкалась на полусекунду, да пропала среди теней.
***
Асока одиноко брела среди грязных зданий нижних уровней. Сколько дней она здесь? Оказывается, по собственной воле она провела здесь лишь один день.
Ей хотелось бежать – и вместе с этим ничего не делать. Хотелось встать посредине оживленной улицы и облокотиться на стену. Закрыть глаза - и увидеть те дни. Когда Бэррисс была лучшей подругой, а Энакин был рядом, помогая и поддерживая.
Она могла взять косичку из его рук. И сделать вид, что так и надо.
Но не хотела врать самой себе.
Но куда идти? Сердце щемило от проклятой беспомощности, от непонимания, куда идти и чем заниматься теперь, когда она больше не джедай.
Вернуться – пока невозможно. А других дорог она не знала.
Она все время проверяла, не ищут ли её джедаи. Почувствуй она кого-нибудь, она бы мигом скрылась в переулках.
Она устало присела на забытый кем-то ящик, перевести дух и чуток отдохнуть. Все равно спешить некуда.
- Пить хочешь?
Асока от неожиданности вскочила и заняла боевую стойку. Вентресс вскинула бровь:
- Ладно, - и отпила из бутыли сама.
«Как она умудрилась подкрасться ко мне незаметно?!»
- Что тебе нужно, Вентресс? – прошипела Асока, пожалев, что с ней нет светового меча. – Зачем ты здесь?
Но Вентресс просто стояла рядом, не пытаясь её убить, и вид был вполне спокойным, если не сказать доброжелательным. Асока чуть расслабилась. А затем горькая мысль пришла в её голову: не Вентресс оказалась предательницей. Если бы не эта наймитка, Асока бы сидела бы в камере и ждала казни.
- Отвезти тебя.
- Что?!
- Не «что», а куда. Пойдем. К слову, - Вентресс достала из-за пазухи странно звякнувший мешок и кинула его Асоке. – На первое время.
- К чему такая щедрость? – подозрительно спросила Асока, глянув в содержимое мешка.
- Это не мои деньги. Поедем.
- Куда?
- На Кирос.
Асока удивленно посмотрела на Вентресс. Та фыркнула:
- Идешь?
Секунда молчания.
- Хорошо.
Они шли недолго. Скоро они добрались до заводского района, где Асажж спрятала свой звездолет. Асока, продолжая настороженно коситься на леди-ситх, протиснулась внутрь. Вентресс подошла к панели управления, села и стала вбивать координаты.
- Почему ты мне помогаешь?
Асажж показала световой меч, и Асока узнала в нем тот, который украла Бэррисс.
- Мне их вернули при условии, что я тебе помогу.
«Энакин…» - даже с нежностью подумала Асока. Кто же еще из всех джедаев мог совершить столь безрассудный поступок ради своего падавана? Только Скайрокер.
И на душе стало легче.
Заметив, что Тано расслабилась и перестала глазеть на нее, как на вампу, Асажж ухмыльнулась и продолжала настраивать навигационную панель.
Снова в космос. Доставить Тано на её планету. А затем – в круговерть заказов, погонь и охоты. И больше постараться не сталкиваться с джедаями, а то приходить им на помощь стало дурной привычкой.
А один джедай стал уж слишком близок.
И может быть, не в мечах дело…а в словах? В улыбке?
Лучше не забивать себе этим голову.
Зашумели двигатели. И прежде чем дать старт, прежде чем покинуть Корусант и уйти в гиперпространство, Асажж беззвучно произнесла:
- Да пребудет с тобой Сила, Оби-Ван.
***
Пора возвращаться. Энакин, конечно, мог позволить себе семь пропущенных от Мейса Винду на комлинк, но Оби-Ван решил не медлить. Практически бегом он добрался до Храма и поспешил в свою келью. Он не был готов отвечать на вопросы. Хотя ему показалось, что магистр Йода, которого он встретил в коридоре, проводил его слишком понимающим мудрым взглядом.
Через несколько минут он приблизился к двери Энакина.
- Энакин?
Нет ответа. Тут Оби-Ван, заслышав шум позади, оглянулся. Скайуокер, явно не ожидавший увидеть здесь Оби-Вана, кашлянул. Если бы он не знал своего ученика, он бы принял это за смущение.
- Энакин? – Оби-Ван критично оглядел его с головы до пят. Темный плащ с капюшоном, меч на поясе и пыльные сапоги. Скрытность на высшем уровне.
- Я вышел за деталью…
- Ты искал Асоку.
Энакин бросил исподлобья мрачный взгляд и отвернулся. Оби-Ван тяжело вздохнул.
- Энакин, ты должен её отпустить.
- Я должен её вернуть. А вдруг с ней что-нибудь случиться? Я не могу оставить её одну! – горячность, сильная привязанность и искреннее беспокойство за Асоку сверкали пламенем в голубых глазах. – Вдруг на нее кто-нибудь нападет, она погибнет и…
Внезапно, с лучом солнца, через окно коридора ворвался ветер. Секунду пошумел, и все сразу улеглось – кроме слов.
- Нет, Энакин, - Оби-Ван взял того за плечи и спокойно, с доброй улыбкой, продолжил: - Асока сейчас в безопасности. И рядом с ней будут те, кому она сможет доверять.
Он знал, что нет лжи и неуверенности в сказанном.
Ибо он услышал ответ.

@темы: Star Wars, графомань, заметки о фикрайтерской доле

URL
   

Город из стекла

главная